Розы Бахчисарайского дворца



Текст: Юта Арбатская


     Климатические условия Бахчисарая, расположенного в предгорной зоне степного Крыма, аналогичны условиям других регионов степной зоны юга Украины. Однако в традициях садоводства наблюдаются существенные различия. В степной зоне юга Украины издревле преобладало плодоводство и огородничество, а в степной зоне Крымского полуострова наряду с плодоводством и виноградарством широкое распространение получило декоративное садоводство. Немаловажную роль в этом сыграли дворцовые сады правителей Крымского ханства в Бахчисарае, а источником вдохновения для их садовников служил, в свою очередь, мавританский садовый стиль.

     Мавританские сады получили широкое распространение в Европе в VIII-XIII веках. Они возникли под влиянием арабской культуры после мусульманского вторжения в Испанию в 711 году. Эти сады походили на древне-арабские, но несли в себе больше изящества и превосходили их смелостью замысла, утонченной грациозностью форм. Мавританские сады подразделялись на внутренние и наружные. Наружные сады не отличались роскошью и были предназначены для хозяйственных нужд. Они засаживались плодовыми деревьями и шелковицей. В центре каждого наружного сада устраивался фонтан.

kopiya_gnubookimages.php_2.jpg
Бахчисарай. Ханский дворец. Фото конца XIX в.



     Внутренние сады были со всех сторон окружены основными зданиями или декоративными пристройками в виде аркад и галерей, которые иногда сооружались в два яруса. Деревья и кустарники в садах не подвергались стрижке, цветущие растения подбирались с учетом их аромата, окраски, а также степени полезности, например, в аптекарском деле. Непревзойденным шедевром мавританских садов и поныне считаются сады Альгамбры во дворце правителей Гранадского эмирата, а в средние века они производили просто ошеломляющее впечатление на европейцев.

     Едва ли не главными цветущими растениями в этих садах всегда были розы. Сады Валенсии, Кордовы и Гранады представляли во времена владычества мавров цветочные партеры, выполненные из одних только роз, к сожалению ныне уже давно утраченные. Гранадский поэт Ибн Луйун (XIV в. н.э.), перечисляя принципы устройства мавританского сада, писал, что среди растений в обязательном порядке должны быть «вьющиеся розы, мирт и любые другие цветы, составляющие красоту сада». Исследователь в области истории ботаники Н.Кичунов считал, что мавры даже занимались выведением сортов роз путем посева и размножали их прививкой на шиповнике.

     Любовь к розам распространилась среди всех магометан, которые приписывали этим цветам очистительную силу, - по преданию белая роза выросла из капель пота Магомета при его ночном восхождении на небо. Постепенно в странах исламского мира возник настоящий культ розы: поэтами воспевалась не только сама роза, но и образ, ассоциировавшийся с красотой этого цветка; с цветущей розой сравнивали женщину, с бутоном – девушку. Скорое увядание розы уподобляли быстротечности жизни человека. Все мусульманские правители поощряли и всячески содействовали выращиванию роз и производству розового масла, как в собственных, так и в завоеванных государствах.

     Особо прославился на этом поприще правивший в XV веке Османской империей Мехмед II Фатих («Завоеватель»); он даже на портретах изображался с розой в руке. По иронии судьбы именно он и завоевал Крым в 1475 году.

sarayi_album_10a.jpg
Мехмед II Фатих («Завоеватель»). XV в.
Библиотека Университета. Стамбул



     Восточные предания о розе и символическом, божественном значении этого цветка были перенесены в Крым турками и со временем стали неотъемлемой частью крымско-татарской культуры. По мере развития крымско-татарского этноса и укрепления ханского правления розам стали уделять все больше и больше внимания, особенно в столице – Бахчисарае. Сердце старого города и его наиболее древняя часть - ханский дворец. Правитель Адиль-Сахиб Гирей закончил его постройку примерно в середине XVI века. Дворец, занимающий сегодня площадь в 4 гектара (а в прошлом - еще большую), включал в себя и сады, окружавшие основные постройки. Отсюда и название Бахчисарая – «дворец-сад».

ris._5.jpg
Сад Бахчисарайского дворца. Фото нач. XX в.



     В книге Т.Фадеевой «Тайны горного Крыма» о принципах организации восточных дворцовых садов говорится следующее: «И во дворцах, и в жилых домах, в соответствии с восточной традицией, основным компонентом, организующим постройки, был двор и сад с фонтаном. Мотив сада - одна из характернейших особенностей мусульманской архитектуры: растительные орнаменты, высеченные в камне, в росписи стен, в оформлении фонтанов - все стремится представить сад как самое прекрасное место на земле. Народное представление о рае рисовало его садом с многочисленными источниками. Некое условное подобие райского сада и должен был являть дворец повелителя. Легкая, "киосковая" архитектура дворцовых построек, отсутствие монументальности в ханской резиденции не случайны: даже стены, разгораживающие сад и интерьер, в какой-то мере условны: их задача - создать прохладу в знойный летний день, но при этом они "впускают" сад через двойной ряд окон, окружающих помещение с трех сторон, а внутри его журчит мраморный фонтан, поддерживая свежесть воздуха и иллюзию пребывания в саду».

     Первые упоминания о розах в бахчисарайских садах находим в письмах турецкого путешественника Эвлия Челеби, побывавшего в Крыму в 1666-1667 годах. Только в одном Бахчисарае он насчитал 26 «райских садов» - мест прогулок «мужей желания – влюбленных».

     «Далее, - пишет Челеби, - сад Качи. Далее – сады Сюрен. Затем – луг и место прогулок во дворце Сефер Гази-аги с грушевыми деревьями, место, изобилующее цветами. Далее – сады Куба, сады Эски Юрта. Затем, с кыбловой стороны Бахчисарая на холме – место прогулок, площадь для общественной молитвы Мухаммед Герай-хана. Она занимает семьдесят-восемьдесят тысяч шагов. Это широкий луг. Если подняться вверх от этого места поклонения в сторону кыблы – место прогулок, дворец Юсуфа, построенный Мухаммед Герай-ханом. Поистине, этот дворец-хавернак – один из высочайших в мире. Оттуда видны крыши, сады и виноградники, дымящиеся трубы каждого дома. Вот сколь высоко располагается это место осмотра. Текут разные речки, застроенные дворцами, кухнями и бесчисленными строениями, засаженные деревьями с только что распустившимися цветами. Это место прогулок с садами и виноградниками, которое может послужить образцом [для подражания]».

     Побывав в Солхате (ныне город Старый Крым), Эвлия Челеби прямо указывает, что среди цветущих растений есть и розы: «Со всех сторон от этого города Солгата-Крыма есть множество садов с розами, гиацинтами, базиликами, подобных райскому саду, их число знает лишь Садовник – Великий Господь. Земля этого города просторна и драгоценна, равных ей нет на земле, разве что равнины Хавран в Сирии».

     Самое подробное описание Челеби дает «падишахскому саду» в долине Ашлама-Дере, под скалами Чуфут-Кале. Во времена посещения турецким путешественником Бахчисарая этот парк принадлежал крымскому хану и предназначался для прогулок и удовольствий; причем он был публичным местом отдыха для представителей высших и средних слоев общества, где «садовники не препятствуют осматривать его внимательным взором и прогуливаться». Поражают познания Челеби в области ботаники и архитектуры, он даже перечисляет сорта тюльпанов, растущих в саду Ашлама! Приведем некоторые выдержки из этого описания, опуская многочисленные восторги и восхваления:

     «Все ханы, ханские сыновья и султаны, их жены и дочери развлекаются в этом саду. Это такой прекрасный сад, в котором, как в райском саду – розовом цветнике – из конца в конец протекает журчащая вода, задерживается у дворцов, которые расположены по углам сада. Каждый из высокочтимых ханов в различных частях сада построил разнообразные позолоченные и расписные превосходные дворцы и павильоны, беседки, как будто сделанные из китайского фарфора. И есть там различные бассейны, фонтаны и дворцы…
     Различных плодовых деревьев, которые там растут, нет нигде больше не только в Крыму, но и в любой другой стране…
     Тысячи видов цветов с превосходным запахом, присланные в подарок ханам, наполняют нос ароматом. Особенно замечательны луковицы анатолийского спиканарда (растение семейства валериановых – Авт.) и саженцы трабзонской гвоздики, стамбульский золотой тюльпан ‘Монла Челеби’, тюльпан ‘Чилли Хаджи’, тюльпан ‘Кягытхане’, различные красные пионы, истанкойский гиацинт и много сотен тысяч видов луковиц цветов, приходящих в подарок, красуются в этом саду. Входящие в этот сад думают, что попали в вечный Рай. Весной все деревья зацветают, цветут сливы, яблони, груши, черешни, вишни и другие деревья, распускаются прочие цветы…» (Челеби, 2008).

ris._2.jpg
П.Свиньин. Сад Бахчисарайского дворца. 1840 г.



     Итак, розы были непременным компонентом крымско-татарских садов удовольствий. В исламской традиции розовый сад – это символ рая, место мистического брака и единства противоположностей. Вместе с тем метафорически розовым садом на Востоке называли и гарем. Жилой корпус Бахчисарайского дворца, предназначенный для женщин, некогда состоял из 70 комнат, правда, весьма маленьких и тесных. Здесь проживали жены, родственницы и наложницы хана. Восточную женщину сравнивали не только с розой или другим цветком, но и с важнейшим персонажем дворцовых садов – журчащей прохладной водой. Бахчисарайский дворец, как известно, изобиловал фонтанами. Ассоциативная связь «гарем – розы – вода (или фонтан)» использовалась поэтами всех времен. Не случайно на «Фонтан слез», упоминаемый А.С. Пушкиным в поэме «Бахчисарайский фонтан», восхищенный поэт возложил две розы, сорванные в саду:

«Фонтан любви, фонтан живой!
Принес я в дар тебе две розы.
Люблю немолчный говор твой
И поэтические слезы».



     Как свидетельствуют исторические описания, территория ханского дворца в Бахчисарае была даже перенасыщена разнообразными декоративными растениями. Граф де Сегюр, сопровождавший Екатерину II в поездке по Крыму в 1787 году, писал, что «солнце едва пробивалось сквозь ветви бесчисленных лавровых, жасминовых, гранатных и апельсиновых деревьев, которые, заменяя жалюзи, обволакивали окна своей листвой» (Segur Louis-Philippe, 1859). Живописный растительный орнамент присутствовал везде: на стенах, книгах, посуде, молитвенных и настенных коврах, женской одежде, мебели, в мозаике и витражах: «Потолки расписаны, стены расписаны, двери и окна расписаны, полы расписаны в рогожках и коврах, даже зеркала, столики, табуреты и диваны – и те расписаны до последнего уголка…» (Марков, 2006). Поскольку в искусстве ислама запрещено изображение животных и человека, на Востоке орнамент стал особой формой творческого самовыражения художника – философией, искусством, религией, наукой. Вместе с геометрическим орнаментом (гирих), исламский растительный декор (ислими), впитав в себя формы византийской, коптской, персидской, греко-римской орнаментики, отражал арабо-мусульманское понимание мира и являл собой уникальное творение рук человеческих. В Европе восточный геометрический рисунок получил название «мореска», а растительный – «арабеска».

15b.jpg



     Какие же растения использовались в растительном орнаменте? Это были цветы тюльпанов, гвоздик, гиацинтов, амариллисов, побеги вьющихся растений, изображенные в естественном или стилизованном виде. Необычайно популярными были розы и плоды граната, они символизировали райскую жизнь.

     Особенно интересны в Бахчисарайском дворце были такие сады, как «Фонтанный дворик», «Летняя беседка» или «Альгамбра», «Бассейный садик». О последнем из них упоминает в своих записках Паллас: «Посреди личных покоев хана виден очаровательный сад роз, окруженный стеною, фонтан ниспадает каскадами в мраморный бассейн» (Паллас, 1999). О розах пишет и Сумароков: «…небольшой садик наполнен розовыми кустами и цветниками; по стенам, его ограждающим, переплетаются виноградные ветви, и в конце оного стоит беседка с преизрядным фонтаном» (Сумароков, 1800).

     О дворцовом розарии находим также у французского путешественника Дюбуа де Монпере: «Из павильона проходят на садовую террасу, покрытую кустами роз…» (Дюбуа де Монпере, 2009). Примечательны рисунки, выполненные этим путешественником в Бахчисарае. На репродукции из альбома Монпере отчетливо виден сад (справа за оградой) и террасные сады в дальней части дворцовой площади. Это говорит о заимствовании крымско-татарскими архитекторами не только мавританского стиля садов, но отчасти и итальянского. Подобное устройство можно было «подсмотреть» в Каффе и Солдайе (ныне Феодосия и Судак), где богатые венецианцы, а затем генуэзцы разбивали собственные «увеселительные» сады, используя традиционный для Италии прием террасного устройства.

ris._3.jpg
Вид внутреннего двора ханского дворца в Бахчисарае.
Рисунок из альбома Дюбуа де Монпере. 1830-е гг.



     Новую жизнь в «розовую» историю садов Бахчисарайского дворца вдохнул второй директор Императорского Никитского ботанического сада Николай фон Гартвис. В преддверии путешествия царской семьи в Крым, запланированного на осень 1837 года, управляющий дворцом Булатов, по указанию М.С. Воронцова обратился к Н.Гартвису с просьбой выделить растения и помочь советами по ассортименту и уходу. Директор Никитского сада посылает в Бахчисарай своего работника Степана Пименова и пишет следующую инструкцию, выступая в качестве ландшафтного архитектора и агронома одновременно:

     «1. Клумбу, насажденную деревьями на малом дворе, перекапывать в 4 вершка глубины, выбрать все каменья и насыпать сколько возможно чернозема или легкого навоза. Потом сделать вокруг оной плантации и посреди оной дорожки, насадить поболее георгин и летних цветов, а на углу против входа в фонтанную залу – месячных роз и других цветущих растений.
     2. За сими месячными розами, как равно и за многими горшечными растениями, надобно Степану Пименову в самом скором времени отправиться в Никиту…
     3. Для украшения около бассейна, равно около парадного крыльца, имеют быть употреблены растения в горшках. К купленным уже 200 горшкам прошу велеть купить еще 500 меньших горшков, а также хороших поливальщиц с брызгалками и 2-3 желоба для лучшего напущения текущею водою.
     4. Виноградные шпалеры в малом саду между бассейном и фонтанной залою Степану Пименову как можно лучше развязать, дабы лозы и висящие на них кисти могли бы служить к украшению сего места, колонн и голых стен.
     5. Для подвязки цветов, особливо георгин, нужно иметь некоторое число кольев хороших обтесанных, равно для подвязки столового винограда, дабы сей последний мог выспевать пораньше.
     6. Касательно содержания ученика Степана Пименова полагаю я достаточным производить ему ежемесячную плату по 15 рублей ассигнациями, а сверх того дать ему положенное по штату дворцового садовника жалованье 150 рублей в год.

25 мая 1837 г. Н. фон Гартвис».


     Спустя несколько дней Гартвис пишет дополнительно: «Против выхода из больших сводов пустое место… Засадить впереди всегда зеленеющими кустарниками и сзади разными высокими кустарниками… Подле стен дома садить разные вьющиеся растения, как то Clematis, Caprifolium, Rosa sempervirens и проч. Подле кухни около маленьких дверей засадить такими же вьющимися растениями. Насупротив Гарема выкопать вишневую дичь кроме больших деревьев и засадить георгинами, летними цветами, гвоздикою и проч. Дороги везде расширить…».

     В книге отпуска растений из Никитского сада имеется следующая запись от 24.03.1837: «Безденежно отпущено для Бахчисарайского дворца 252 растения, в том числе Rosa indica centifolia – 10, R. indica elegans – 10, R. indica hibrida – 10, R. iIndica semperflorens – 10, R. ‘Sempervirens Woronzowii’ – 10, R. centifolia -20, R. odorata americana – 5, R. multiflora -5». В общей сложности отправлено 80 кустов, из них 10 кустов сорта, посвященного графу М.С. Воронцову – ‘Sempervirens Woronzowii’.
     И далее 25.06.1837: «Безденежно отпущено для сада Бахчисарайского дворца 225 растений (судя по ассортименту для устройства цветочных клумб – Авт.), в том числе Rosa indica div. – 30».

     К сожалению, начиная с 1840-х годов, розам в Бахчисарайском дворце уделяли все меньше и меньше внимания. К началу XX века зеленое убранство Бахчисарайского дворца и вовсе свелось в основном к дикорастущим видам – плющам, дикому винограду, крымской рябине, калине разных видов и т.д., поскольку центр декоративного садоводства сместился на Южный берег Крыма. Сегодня на территории дворца в Бахчисарае можно увидеть некоторое количество кустов роз, но это уже новейшие чайно-гибридные сорта, выведенные в последние десятилетия. В советский период Бахчисарайский дворец почти непрерывно функционировал как государственный музей. В разные годы неоднократно планировалось произвести масштабную реставрацию дворцовых садов Бахчисарая с восстановлением первоначального видового ассортимента растений, но эти благие намерения, увы, так и остались на бумаге.